Вчера состоялось то, чего мы все так долго ждали и одновременно боялись — новогодний “голубой огонёк” нашей вокальной студии и по совместительству — первый отчётный концерт, призванный показать, кто чему научился за время обучения.

Новогодний концерт

Это было чертовски волнительно, и мы пели как могли! Не без косяков, конечно: кто-то перенервничал и забыл слова, кто-то (типа меня, хотя можно сделать скидку на простуду) дал петуха. Но в целом очень хорошо. Полезный опыт выступления на публике получен, повидал старых друзей.

Изначально мы планировали выступать в каком-нибудь антикафе на потеху случайным посетителям, но в итоге переместились в довольно уютную рандомную квартиру на Фонтанке, предоставленную нам друзьями друзей: тёплая ламповая атмосфера, кирпичные полукруглые сводчатые потолки и свечи. Перед мероприятием мы распределились, кто в какой последовательности поёт, устроили небольшую распевку. Без распевок нельзя: неподготовленный голос может очень сильно подвести. Всю неделю я боялся заболеть и активно выгонял из тела надвигающуюся простудку, но какая-то мерзость в горле всё равно осталась, поэтому я сильно переживал по поводу выступления.

Традиционно для нашего города, шёл дождь. Мы встретились коллективом и отправились на квартиру, настроились, распелись и начали выступление. Ребята все занимаются разное время, имеют разные голоса и возможности, поэтому номера получились очень разные: кто-то пел получше, кто-то похуже, но откровенных провалов не было.

Я выступал последним, и у меня была самая большая программа. Началось всё с “My Way” Синатры, как с самой сложной и высокой (но не самой высокой в моём репертуаре). Именно на ней моё не до конца долеченное горло выдало первого и последнего “петуха”. Далее пел тоже довольно высокую “Yesterday”. Её пели, можно сказать, хором. Ибо не возбранялось подпевать, коли знаешь текст. На этом сложная часть была закончена, я немного освоился, и дальше спел три “средние” песни: “Strangers In The Night”, “Can’t Help Falling In Love” и “October And April” дуэтом с педагогом. Самое страшное, как оказалось, это не сам процесс пения, а ощущение дикой сухости во рту, когда перестаёшь чувствовать язык, и глотка превращается в раскалённую пустыню. Язык прилипает во рту, и вообще ощущение, будто новокаина вкололи полный шприц.

В пении на публику есть своя прелесть. Когда тебя слушают, тебе аплодируют и подпевают — это вообще невообразимое чувство! Сейчас мы типа “в отпуске”. Но с января у нас вновь начнутся занятия, и мы будем ходить, чтобы петь ещё лучше.

(Visited 3 times, 1 visits today)