Моё очередное путешествие закончилось, но рассказ о нём пока ещё не готов. Сперва хочу рассказать про одну из книг, которую я прочитал во время долгих часов томительного (и не очень) ожидания в поездах и автобусах. “Погребённый великан” Кадзуо Исигуро проехал со мной суммарно около 1800 километров по лесам, дорогам и железнодорожным рельсам и оказался максимально странной и атмосферной книгой из последних прочтённых романов.

Погребённый великан

Берясь за книгу, я примерно представлял, что меня будет ждать очередная тема воспоминаний, грусти, тоски и прошлого, но я и представить не мог, что автор так завернёт эту фантастическую сказку из прошлого! В центре повествования – один из самых мрачных периодов средневековья времён короля Артура. Деревушки бриттов и саксов, раскиданные по туманной и неприветливой местности, густые леса и опасные реки, огры и чудовища, доблестные рыцари… Люди выживают в тумане, забывая всё, что с ними происходит: не помнят обид, войн, своего прошлого. Жизни проходят и стираются из памяти вместе с молодостью и счастьем. И лишь парочку пожилых крестьян это не устраивает. Они хотят вспомнить всё, найти своего сына и обрести, наконец, истории своих жизней. Виновник их бед – таинственное марево – должно быть рассеяно, чтобы к людям вновь вернулась их память. Но так ли хорошо будить погребённого великана и вытаскивать на свет Божий как хорошие воспоминания, так и зарытые топоры войны?

В общем, тезисно новый роман Кадзуо Исигуро можно охарактеризовать как “лучше не помнить, чем помнить”, хотя я с этим и не согласен. Герои путешествуют по фантастическому миру, находят друзей и врагов, стараются сохранить и не растерять в походе оставшиеся крупицы своей памяти и не потеряться.

Исигуро очень трогательно описывает отношения и заботу друг о друге пожилых крестьян. Мне почему-то сразу вспоминается картинки про спящих выдр, которые во сне держатся за лапки, чтобы их не унесло течением. Здесь также: максимум умиления и нежности.

В остальном же – это всё тот же старый-добрый Исигуро со своими стандартными приёмами. До одурения символичен: буквально каждый элемент романа имеет как минимум два возможных прочтения. Сама структура романа допускает несколько толкований сюжета, что очень интересно с точки зрения перечитываемости. И книга у него, несмотря на непривычный антураж, получилась очень “классическая”, что в данном случае приравнивается к словосочетанию “стоит прочитать”.

(Visited 2 times, 1 visits today)

Leave A Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *