“Потерянное поколение” в литературе

0

Каждый раз, когда меня просят рассказать что-нибудь о книгах, повествование неизменно скатывается к такому интересному понятию, как “потерянное поколение”. К сожалению, относительную известность само понятие (но не писатели, его формирующие) приобрело лишь недавно, и то благодаря нескольким умеренно-удачным экранизациям классических произведений. Чтобы не ходить далеко за примерами, приведу фильм “Великий Гэтсби”, поставленный по роману Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. Сегодня я расставлю точки над несколькими незавершёнными буквами и расскажу вам про понятие “потерянное поколение” и его роль в мировой литературе и в моей жизни. Может быть после этой записи некоторые вопросы отпадут сами собой, хотя если их, наоборот, станет больше – я буду только рад: дискуссия – это всегда хорошо.

Потерянное поколение: о ком пишут

“Потерянное поколение”, как подтверждает Википедия, да и собственно содержание релевантных книг – это термин, характеризующий молодых людей периода между двумя Мировыми Войнами.

Потерянное поколение — это молодые люди, призванные на фронт в возрасте 18 лет, часто ещё не окончившие школу, рано начавшие убивать. После войны такие люди часто не могли адаптироваться к мирной жизни, спивались, заканчивали жизнь самоубийством, некоторые сходили с ума.

Неучтенные жертвы войны, как их еще называют. Действительно, многие возвращались с войны искалеченными не только физически, но и морально: потеря друзей или близких, кровавый ад окопных боев, – после таких переживаний жизненные неурядицы начинают казаться мелкими и недостойными внимания. Таким людям было сложно найти место в новой жизни, и многие вновь уходили на фронт, где в большинстве своем погибали. Эрнст Юнгер в своих фронтовых заметках “В стальных грозах” очень подробно описывал ужасы войны, при этом оставаясь в большинстве случаев беспристрастным наблюдателем. Лишённая сюжета и романтичности, его книга “В стальных грозах” представляет собой откровенный манифест солдата, брошенного в мясорубку Первой Мировой. Но я что-то отвлекся. Эрнст Юнгер не входил в вышеозначенный круг, хотя и зацепил своей более чем длинной и достойной жизнью “потерянное поколение”. Про этого выдающегося деятеля немецкой литературы я расскажу как-нибудь в следующий раз.

Будучи брошенными в новый “мирный” мир и не лишившиеся ещё фронтового восприятия, молодые люди часто терялись в суете, и не могли понять, как жить. Взять для примера роман “Все люди – враги”, который написал Ричард Олдингтон:

В романе английского писателя повествуется о судьбе Энтони Кларендона, представителя «потерянного поколения». Произведение претендует на эпический размах, рамки его действия — 1900 — 1927 годы. Годы, страны, люди мелькают на пути «сентиментального паломничества» героя. Жизнеописание героя поделено на два периода: до и после войны. Между ними пролегает пропасть: Тони из Вайн-Хауза и Энтони, травмированный фронтом — люди разного душевного состояния, но не две разомкнутые половины…

Действительно, для тех людей, которые остались в мирных городах и провели военные годы за обычной жизнью и развлечениями, перемены в ушедших на фронт и вернувшихся друзьях кажутся непонятными. С прежней беззаботностью они пытаются таскать их по пирушкам, не понимая, как сильно изменилось отношение к жизни у бывших солдат. За этим следует отдаление, социальная изоляция и, порой, трагический конец. “Потерянное поколение” не умеет жить и не знает ради чего жить.

Потерянное поколение: кто пишет

К понятию “потерянное поколение” относятся не только люди, морально пострадавшие на войне и не сумевшие адаптироваться к мирной жизни, но и писатели, повествующие о судьбах героев-фронтовиков. Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Томас Вулф, Эрнест Хемингуэй, Эрих Мария Ремарк, Ричард Олдингтон и многие другие, – каждый со своей колокольни рассказывали о судьбах молодых людей, для которых убить человека проще, чем поцеловать девушку. Различия в судьбах, а также общем “настроении” писателей сказывались и на литературных приемах и темах, которые они выбирали для своих романов. К примеру, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, родившийся с золотой ложкой в зубах и привыкший к прижизненной славе, в большинстве своих романов описывал “глянцевую” жизнь тех, кто остался в городах: пиры, вечеринки, алкоголь. Сам вёл подобную жизнь и умер молодым, и писал про подобные мероприятия, ничего удивительного. “Потерянное поколение” в его романах (с преимущественно позитивно настроенными окончаниями) в большей степени представлено отдельными побочными героями и разговорами о войне в салонах. Однако мастерство писателя позволило ему передать настроения ужаса и безысходности, пробивающиеся сквозь карнавальную жизнь богемы. Другое дело – Эрнест Хемингуэй, прошедший добровольцем Первую и Вторую Мировые Войны (причем специально вызвавшийся на фронт, хотя его и не хотели брать из-за проблем со зрением) и на собственной шкуре испытавший боль от проникающих осколочных ранений. Основная тема его произведений – это люди войны и их трагические судьбы: старый солдат во власти воспоминаний из “За рекой, в тени деревьев”, американский доброволец и английская медсестра из “Прощай, оружие!” – и многие другие жертвы обстоятельств.

Потерянное поколение: что почитать

Теперь расскажу вам про своё личное отношение к понятию “потерянное поколение”, а также составлю краткий список тех книг, которые можно прочитать для более детального изучения этого, без сомнения, интересного периода в зарубежной литературе. Любопытно, что понятие “потерянное поколение” отсутствует в отечественной литературе как класс, хотя видимо у нас подобные ограничения были обусловлены “политикой партии” и цензурой, которая просто не пропускала литературу подобного толка. При этом переживания, испытываемые нашими ребятами по возвращении с фронта в сущности мало отличались от переживаний зарубежных коллег. И тем не менее…

Писатели, так или иначе затрагивающие в своем творчестве потерянное поколение делятся на несколько типов. Точнее, разумеется, не сами писатели делятся, а их творчество.

Ярким представителем данного направления можно считать Томаса Клэйтона Вулфа (не путать с Томом Вулфом, одним из родоначальников “новой журналистики”, про которого я расскажу как-нибудь в следующий раз), в романах которого “потерянное поколение” – это не фицджеральдовская атмосфера или хемингуэевские герои, а беспощадная “внешняя” стихия, которая макает героев в себя, как котят в ведро, и оставляет их барахтаться в своих проблемах во внезапно изменившемся мире. Сравнивая с “непосредственным” Хемингуэем или Олдингтоном, у Томаса Вулфа потерянное поколение воспринимается как эпический пласт истории: времени, в котором живут и действуют герои, по факту не являющиеся жертвами войны. Например, в автобиографическом романе “Взгляни на дом свой, ангел” – это маленький мальчик, переживающий разлад в семье и смерть горячо любимого брата, а в “Домой возврата нет” – отчаявшийся писатель, для которого прошлое потеряно, будущее туманно, и даже в родном городе ожидают враги. Чтобы вам было понятнее, о чем я пишу, проведу параллели с кинематографом: блокбастер призван давать сильную концентрированную дозу переживаний в краткий промежуток времени, в то время как многосерийный художественный фильм делает больший упор на передаче “духа эпохи”, раскрытии личностей персонажей и авторской задумки в плане сюжета и создания нужного настроения. Безусловно, не стоит умалять силу таланта Фицджеральда или там Хемингуэя (Боже упаси!), но я считаю, что Томас Вулф в области погружения в “потерянное поколение” достиг значительно больших высот. В его произведениях нет “голливудского минимального набора” штампов и клише, которые сразу четко дают понять, что перед нами “потерянное поколение”. Атмосфера (весьма меланхоличная, стоит заметить) нагнетается постепенно, и лишь отдельные упоминания дат и некоторых событий ясно дают понять, что перед нами – период между Мировыми Войнами. Пожалуй, лишь Олдингтону в своем романе “Все люди – враги” удалось достигнуть такого же эффекта, и то лишь благодаря большой временной протяженности действия романа.

Послесловие

В завершение хочу немного обобщить все написанное: “потерянное поколение” – это безусловно значимый пласт зарубежной литературы, объединивший в себе дух “эпохи джаза”, многих грандиозных писателей, и непередаваемую атмосферу светских “тусовок”, горячих голов и новых идей – и горе войны, эмоциональную и духовную потерянность, переживания и неопределенность будущего, разочарование в жизни. Ну и напоследок – небольшой список книг “на тему”. Разумеется, он даже в первом приближении не претендует на звание истины в последней инстанции, так что я с радостью узнаю от вас про какие-нибудь другие книги про потерянное поколение: оставляйте свои варианты в комментариях!

  • Фрэнсис Скотт Фицджеральд (“Ночь нежна”, “По эту сторону рая”, “Великий Гэтсби”)
  • Ричард Олдингтон (“Все люди – враги”, “Сущий рай”, сборники рассказов)
  • Томас Вулф (“Взгляни на дом свой, ангел”, “О времени и о реке”, “Домой возврата нет”)
  • Джеймс Олдридж (“Последний взгляд”)
  • Эрнест Хемингуэй (“Прощай, оружие!”, “Праздник, который всегда с тобой”, “За рекой, в тени деревьев” и многое другое)