Потихоньку подходит к концу срок моей госпитализации. Я продолжаю ездить на капельницы и процедуры различной степени мерзости, бороться со спецэффектами и пытаться при этом делать дела, не скатываясь в сраное говно, хотя порой очень сложно не. Утренние маршрутки, забитые угрюмым народом, страдания в больнице и дорога назад в попытках задобрить мочевой пузырь после каких-то ядерных вливаний.

Почти всё

Позади восемь капельниц из десяти. Если сравнивать с сентябрём — переноситься всё стало значительно сложнее. Уж не знаю, чем там так отличается жидкость, но теперь помимо общей слабости после капельниц прибавляется головокружение, головная боль, тошнота, сонливость, некротимая жажда и желание туалета и боли в спине. Но ко всему привыкаешь. Привыкаешь рано вставать и давиться в маршрутке. Привыкаешь не слушать диагнозы и не слышать крики других пациентов (позавчера привезли мужика, вчера ему же диагностировали рак желудка). Привыкаешь к тому, что после капельницы будет хреново, и что нельзя сразу вставать. И что если сразу не плохо, то плохо станет дома. Впрочем, если первые капельницы превращали меня в безвольного червяка, то где-то с четвёртой-пятой жизнь снова стала вполне терпимой. Можно даже встречаться с людьми, но только на своей территории. Капельницы и процедуры делают ту самую пресловутую “положительную динамику”, но вотпрямщас может и не стать лучше. Хотя говорят, что всё более-менее прилично.

Чтобы как-то отвлекаться, подбиваю хвосты: снимаю видео на старые песни ещё с прошлого года, до которых всё никак не доходили руки, занимаюсь дневником, много читаю. Как назло, у нас установилась более-менее приличная погода. Хочется гулять, ездить в лес и к какой-нибудь реке. Вернуться на дачу. Но пока никак. Надеюсь, что к тому моменту, как меня выпишут окончательно, погода не испортится, и мне удастся исполнить своё желание, которое в нашем климате рискует стать невыполнимым.

Ещё слушаю музыку: восполнил пробелы по многим новым релизам, до которых не доходили руки, переслушал старые любимые пластинки. Когда лежить под капельницей, минуты тянутся бесконечно долго. Игла в локтевом сгибе, превратившемся в один большой синяк, банки над головой и четыре стены. В такой ситуации главное не начать анализировать. Закрыть глаза, расслабиться и ждать, когда это всё кончится.

(Visited 2 times, 1 visits today)