Февраль пролетел так быстро, что я и оглянуться не успел. А оглянувшись – немного ужаснулся его скорости. Говорят, что когда тебя поглощает рутина – время сжимается. От взгляда ускользают не просто события – но целые недели. В худшем случае – годы.

Как я провёл февраль

В последнее время последнего нет вообще ни на что, и я в очередной раз обнаруживаю себя дома в каком-то полуовощном состоянии, не в состоянии выучить очередное しゅくだい по японскому и пассивно-агрессивном оттягивании  коллаба с Наной. Мой сайт после очередного перерождения выглядит плачевно. Он реально в отвратительном состоянии, так как я ещё не успел удалить левые куски кода, и везде прёт старая графика. Мне пришлось временно спрятать все записи от греха подальше, чтобы в спокойной обстановке привести их в божеский вид, более-менее соответствующий новой задумке, которая вот-вот почти, хотя и еле-еле, в каком-то смысле на пути к той самой реализации. Тау, привет! Фразочка у тебя была просто жесть какая приставучая. Эта запись тоже публикуется в таком тестовом режиме, просто показать, что вот он я, ещё пока что тут. Хотя, учитывая факт продления домена, никуда я и не денусь. Есть пара мыслей…

В последнее время рисую чуть меньше, чем до Нового года. Сейчас вот, например, разрабатываю концепт болотного колдуна, куски которого можно видеть на картинке. Мало кто знает, что на самом деле я его уже нарисовал: он стоит, сложа руки, и отрицает сущее. Но пусть это пока будет секретом. Рисовать своё из головы сложно. И пусть я (в силу специфики обучающего урока) пользуюсь готовой моделькой тела, всё остальное подобрано из головы. Сложность заключается в том, что надо постоянно держать в голове то, как оно будет выглядеть в конечном итоге, где какие складки и тени должны быть, как будут располагаться аксессуары и прочее. Правильно одеть фигурку и расположить на голове шлем – это вообще отдельная песня скорби и страдания.

В остальном – жизнь прекрасна, но болезненна. Состояние, в котором я нахожусь последнее время, мне откровенно не нравится, но что с этим делать я пока не понимаю. Я болею, лечусь, пью злые таблетки, снова болею и последовательно превращаю свою жопу в решето бесконечными уколами. Город постепенно оттаивает. Засыпает зима – просыпается психосоматика. И вот в очередной раз ты трясешься на лавочке в метро, игнорируя необходимость ехать рисовать, говорить и радоваться японскому, к 彼女 и в прочие интересные места.

На март есть чёткий план. Он заключается в том, что буду делать то, ради чего всё это задумывалось. И не дай Бог какая-нибудь ерунда мне помешает.

(Visited 1 times, 1 visits today)