Последние десять с хвостиком дней я провёл в больнице под капельницей. Это – та причина, по которой тут давно ничего не обновлялось. Лёг я туда лечить живот вполне осознанно, хотя до последнего не знаешь точно, госпитализируют ли тебя, или нет. Находясь в больнице я ничего не писал осознанно, потому что болеть надо со знанием дела.

Больничный дневник

Прихватило меня уже давно, о чём я как-то писал, хотя без подробностей. Больничный осмотр показал, что всё гораздо хуже, чем я мог предположить, но лучше – чем боялся маленький паникёр внутри моей головы. После этого десятидневного незабываемого опыта жизнь разделилась на две половины. Сзади – то, что было, когда я ничего не знал, впереди – то, что мне предстоит сделать. Болячка моя никуда за это время не ушла, но её удалось успокоить всякими процедурами и вливаниями. Судя по всему, её я унесу с собой в могилу. Теперь я, фактически, на пожизненной строгой диете (прощайте шоколадки “Особые”, так грустно будет без вас) и пожизненном же приёме лекарств. Хорошо, что болячка всего лишь на первой стадии. На третьей требуется уже оперативное вмешательство, ибо совсем труба, сказал врач.

По итогам восстановительных мероприятий некоторое время о проблеме можно не думать. Ненавижу думать о том, чем лучше пока не забивать голову. Лучше решать проблемы по мере их поступления.

Понимаешь, что человек познаётся в беде. Люди, с которыми я познакомился в процессе лечения, были Людьми (хотя порой бесили бесконечными разговорами о политике и просмотрами глупых программ, под которые невозможно сконцентрироваться на чтении) – они помогали, когда было тяжко, брали еду, когда лежал под капельницей и звали врачей, потому что общая беда объединяет. Насмотрелся, конечно, на всякое, ибо периодически проходил через приёмный покой. Последняя травматическая ампутация руки до сих пор стоит перед глазами.

Дни мои были заполнены чтением и ведением дневника, так как мыслей в вынужденной изоляции появляется изрядное количество. Меня навестило большое количество друзей и родных, коим я очень благодарен. Было очень приятно повидаться с теми, кого не видел годами, или месяцами. Иногда – несколько человек за один день даже. Читал много: закончил один эпический долгострой, про который собираюсь рассказать завтра, и почти дочитал ещё одну книгу, которой обзавёлся прямо в больнице. Оба произведения оставили неизгладимое впечатление.

Я всё ещё на больничном. Факт выписки из больницы – это уже свершившееся дело, но до относительного выздоровления ещё далеко. Мне не терпится приступить к занятиям японским, пойти дальше рисовать, и продолжить писать музыку. Если раньше я загибался непонятно от чего – то теперь я хоть знаю, как это можно контролировать и сдерживать. И это обнадёживает.

(Visited 1 times, 1 visits today)