Вместо вступления не лишним будет сказать, что вообще я довольно скептически отношусь к вольным продолжениям известных книг, написанным посторонними авторами (“Кольцо тьмы” – как продолжение “Властелина колец” из-под пера Перумова, “Ретт Батлер” и что-то ещё – как продолжение “Унесённых ветром”, “Возвращение маленького принца” – недавно вышедшее, и всего такого в этом духе), однако по какой-то неведомой причине я не смог пройти мимо этой книги, хотя заведомо знал, что продолжения “Над пропастью во ржи” нет, и не может быть в принципе. Обложка красивая – может по этой причине купил: замечательный снежный пейзаж, присыпанное поле, удаляющийся человек, молочно белое небо с птицей, дом… – и как непроизвольная клякса – едрический красный круг в центре с надписью “Книга запрещена к продаже на территории США после долгих судебных тяжб… Правообладатели… Запретить… Бла-бла-бла… Тиражи…”. Всё-таки, иногда американцы делают действительно правильные и разумные вещи: они отлично обойдутся без этого дерьма, пусть его Европа читает.

Вечером во ржи: 60 лет спустя

Первые 13 (!!!) листов посвящены всевозможным благодарностям автора – Джона Дэвида Калифорнии (трололо) – разным людям и членам семьи, очередной мути про авторские права, про запрет на поиск этой книге в Гугле (трололо номер два), про привлечение к ответственности и опять благодарностям.

Сюжет книги “Вечером во ржи: 60 лет спустя” вкратце – постаревший на 60 лет Холден Колфилд обнаруживает себя внезапно в доме для престарелых, после чего сбегает оттуда и отправляется в Нью-Йорк без всякой видимой цели, вот и всё это вот. По всей видимости, автор сам до конца не знал о чём ему писать, но писать жутко хотелось, поэтому все сюжетные ходы вымучены, как посиделки на унитазе в запор, лишены какого-либо смысла и отдают таким жутчайшим графоманством, что становится жалко всех поклонников наследия Сэлинджера. Многие помнят стиль изложения оригинальной “Пропасти” – этакий панибратский слэнг Колфилда, развязную манеру повествования. Сеньор Калифорния пытается копировать и её, но получается у него откровенно плохо: “постаревший лишь телом” Колфилд, не знающий даже что такое микроволновка (узнаем об этом из первой главы), вовсю шпарит слэнгом, который во времена его 16-тилетия (1950-е по оригинальному роману) просто отсутствовал. Повсеместно используются слова-паразиты “реально” и “как бы”, которые реально начитают бесить к тридцатой странице: бедный словарный запас автора такой бедный.

Что понравилось

Формат. Книжка быстро закончилась, спасибо ей.

Что не понравилось

Курсив. Но самая жесть наступила, когда автор начал писать обращения к читателю курсивом, в которых объяснял как сложно ему было писать книгу, и что он всем этим конкретно хотел сказать, и какую цель вообще преследует. Зачем эти лирические отступления в тексте? Сделали бы уж классическое послесловие или вступление. Как будто в середине фильма режиссер берет слово и рассказывает, почему он выбрал такой ракурс, а не другой. Чувствую себя идиотом.

Завершение. С момента возвращения в Нью-Йорк начинается самая запеканка: автор, видимо, устрашился своего бреда, и всеми силами стал пытаться убить героя – три раза бросал его под колеса грузовика, один раз уронил на голову железную болванку со стройки и потом пырнул ножом в парке. Ребята, вот честно, мне было жутко неприятно это все читать, но в конечном итоге любопытство победило, и я не прервал этот бред сивой кобылы и дочитал книгу.

Итог

Я думаю, какие-то заключительные слова будут лишними, но я всё же настоятельно не рекомендую вам тратить деньги на эту жалкую поделку, бездарнейшую попытку автора нажиться на мировом наследии, и лишь вспомню слова из красного кружочка: “Запрещено к продаже в США – но не в Европе и не в переводе”. Жаль, что только в США.

(Visited 1 times, 1 visits today)

Leave A Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *