В свете приближения первой годовщины изучения японского языка, я покопался в архивах черновиков и вытащил на свет одну старую статейку, которую писал совсем давно под первым впечатлением от мунспика. Сейчас вот решил опубликовать её в, так сказать, первозданном виде, а потом сравнить с тем, что я думаю обо всей этой петрушке сейчас, имея какой-никакой опыт общения с японцами и изучения предмета.

О японском и норвежском языках

Прошло три недели с момента, как я начал учить новый язык. Язык совершенно чужой и непонятный. Когда я учил норвежский — было проще. У меня перед глазами были примеры похожих слов из других языков: kjøkken — kitchen, tallerken — тарелка, mandag — monday, og så videre. В японском языке такого пока не наблюдается.

Изредка попадаются отдельные слова, которые можно хоть как-то соотнести с тем, что уже знаешь из других языков. Но в большинстве случаев это касается “ояпоненных” слов, которые в оригинале принадлежат другим языковым группам. Так, например, у меня не возникло вопросов с распознаванием слова どいつ, что можно прочитать как doitsu. Страна есть такая, ага. Также безмерно радует словообразование, которое очень похоже на норвежское. В одной компьютерной игруле как-то было похожее: берем кусок сыра в 1/4, добавляем его к краюхе сыра в 3/4 и получаем зелье противоядия. You don’t say. Вот и здесь, например: pigg (шипы) + svin (поросенок) = piggsvin (ёжик), или sommer (лето) + fugl (птичка) = sommerfugl (бабочка).

Японцы в этом плане недалеко ушли: むし (жучки) + めがね (очки) = むしめがね (увеличительное стекло). Приведу еще один пример, хотя он кажется мне весьма логичным. Я имею в виду, что его логику можно сходу раскусить: まき (имеет отношение к деревьям, стеблям, водорослям) + すし (суши) = まきずし (роллы, или “суши, завёрнутые в водоросли”). Думаю, внимательный читатель заметит отличие в третьем слоге финального слова. На самом деле это одно из правил, и я ничуть не схитрил. Еще, пока писал заметки, узнал, что японский работает по правилам агглютинации, что по идее со временем облегчит понимание, если я в это смогу.

В общем, стоит признать, что в обоих языках словообразование построено на определенной логике, которую нельзя откидывать, но пока что я в неё не могу, и от этого еще более весело. Хотя сейчас уже не так весело, как было тогда, когда я только начал ее познавать, но все равно забавно и интересно.

Спустя год

Мне всё ещё забавно и интересно. Любопытство исследователя никуда не делось, но слегка мутировало. Теперь — суровая теория и хардкор, зубрёжка новых слов и правил и попытки не позабыть всё изученное ранее. Уходят иллюзии, приходит понимание: разнообразные формы слов, видоизменяющиеся по разным правилам, сильно подвержены влиянию различных суффиксов и окончаний. Так, изначально простое “словарное” слово, состоящее из двух-трёх закорючек, можно вполне распространить до какой-нибудь скороговорочно-нечитаемой тарабарщины на двадцать знаков. И это норма. Не знаю пока, куда меня всё это заведёт, но останавливаться не желаю. Теперь я начинаю понимать, почему японцы так работают, почему у них такая успешная страна и вообще они молодцы. Порядок в делах начинается с порядка в голове. У этих ребят порядок начинается уже на уровне речи. В японском присутствует очень строгая, но вполне доступная русскому человеку логика, и говоря на нём, очень сложно юлить. Ты либо говоришь правильно, либо говоришь неправильно, никаких “да нет, наверное” не предусмотрено. Видимо, это к лучшему.

Изображение: pinterest.com

(Visited 1 times, 1 visits today)

Leave A Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *