Сегодня дочитал одну из знаковых повестей Кобо Абэ, которого очень полюбил в последнее время. Несколько небольших историй объединены под общим названием “Стена”. Могу сказать, что это произведение вызвало у меня наибольший дискомфорт в известной области тела из всего, когда-либо прочитанного у этого замечательного японского писателя.

Стена

Небольшие сюрреалистические истории объединены общей темой вынесения человека за рамки социума. В этих коротких зарисовках настолько сильно выпирает Кафка, что даже как-то не по себе становилось. Человек, которого судят за то, что он своей пустотой в груди начал поглощать окружающий мир. Мечтатель, у которого барсук украл тень, сделал его невидимым и увёз на летающем гробе в Вавилонскую башню. Художник, огородившийся в своей каморке и принявшийся есть нарисованную им самим еду. Превратившийся в кокон работник. Абэ на каких-то совершенно невероятных примерах показывает, к чему может привести изоляция, бесконтрольный уход в мечты и потеря себя. Явление не только единичное – но и массовое: великий потоп, возникший по причине повсеместного превращения людей в воду. Все эти зарисовки объединяет стена, которая как метафизически, так и вполне физически фигурирует во всех частях повести и символизирует растущую пропасть, которая отделяет человека от мира.

Слишком много Виана. Слишком! Теперь я знаю, что будет, если соединить Кафку с этим замечательным французским писателем. Получится Человек и Система, настолько непоследовательные и невероятные, что все их действия начинают восприниматься как норма. Как будто в какой-то параллельной реальности.

В паре мест читать было настолько тяжко, что натурально хотелось закрыть книгу. Абэ каким-то образом материализует все мои скрытые страхи во вполне конкретные жизненные ситуации, показывая, что не всё то хорошо, о чём мы мечтаем. Потеря имени, потеря тени, уход от обязательств в себя, во внутренний мир. И как итог – полное забвение. Из всех описанных ситуаций только одному герою удалось как-то вернуть себя, и то ценой собственных стремлений и мечт. Я сомневаюсь, что оно того стоило. Но без этой развязки книга была бы уж совсем гнетущая. Отличительная черта прозы Кобо Абэ – это замкнутость событий на самих себя или на героя. Как будто все лучи, расходящиеся от центра, в него же и входят. Это создаёт очень сильное клаустрофобическое ощущение, придавая произведениям привкус настоящей обречённости.

Несмотря на мудрёность слога и событий, читать очень интересно. Оторваться очень сложно. К слогу Абэ привыкаешь, как привыкаешь и к его героям и ситуациям, в которые они попадают. Определённо, маст хэв!

(Visited 2 times, 1 visits today)

Leave A Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *