Вторая “терминальная” повесть после “Книги Огненных Страниц”, в которой нам недвусмысленно намекают, что полный конец обеда ближе чем мы думаем. Общая атмосфера “ночи перед расстрелом” сохраняется из предыдущей повести и лишь усугубляется: отбытие (читай – смерть) Нуфлина в “страну мёртвых” в сопровождении Макса, конфликт со старым врагом, потеря меча Мёнина и осознание собственного взросления.

Белые камни Харумбы

О чём думал Макс в безвыходной ситуации? – Да о чём угодно, кроме как послать зов “домой” и попросить совета. Впрочем, герой вполне справился с непредвиденными осложнениями, сохранив жизнь свою, и своего спутника (впрочем, из корзины летающего пузыря, зависшего в центре океана, особо и не выберешься), и с достоинством вышел из передряги, заплатив за спасение слишком большую цену. А по возвращении его ждало напутственное обращение Джуффина, сводящееся к тому, что лёд, как говорится, окончательно тронулся, и теперь герой “взрослый”, и не испытывает нужды в чьих-то советах. Несмышлёный Макс из первых повестей уступил место профессионалу (в какой-то степени…) и теперь всё должно быть “иначе”. Такие вот пирожки.

Лабиринт Мёнина

“Король потерялся!” – Такими словами встретил Макса Джуффин на пороге своего дома, куда вызвал его в срочном порядке среди ночи. Потерялся – это ещё мягко сказано. Молодой Гуриг изволил заплутать в “Лабиринте Мёнина” – одной из самых непонятных и маловероятносуществующих дерьмовин волшебного мира. Этот лабиринт был создан, разумеется, Мёнином, легендарным королём, сгинувшим несколько тысячелетий назад, как своего рода игрушка: бесконечное количество фрагментов разных миров и реальностей, причудливо переплетенных между собой в какую-то фантастическую ленту Мебиуса с сомнительным шансом на спасение. Вот туда-то и пришлось сунуться Максу и Мелифаро в поисках непутевого монарха. По ходу дела герои несколько раз умерли, постарели и помолодели, разгадали худо-бедно секрет этого странного места и в конечном итоге нашли горе-правителя. Однако на этом злоключения не закончились. Теперь любая дверь, через которую проходит Макс, оказывается дверью в другой мир, и прежде чем переступить порог герою приходится долго концентрироваться, чтобы не угодить в какое-нибудь стрёмное место. На этом, стоило бы ожидать, служба в Тайном Сыске и закончится, но Макс не так прост… Предпоследняя повесть цикла, не менее терминальная, чем предыдущая.

Тихий город

“Та самая последняя повесть в которой раскрываются все карты и выливаются литры холодной воды на голову” оставила после себя неоднозначное впечатление: с одной стороны, расставание с героями, лошадиная доза “очередной правды”, о которой мы сами догадывались, и которую любезно маскировали шутками и “всяким, что бывает”, порция грусти и безысходности. Но с другой стороны – надежда, пусть и призрачная, на возможную встречу с друзьями. А это, – согласитесь! – обнадеживает. Лучше, чем ничего, во всяком случае. Мёнин вернулся – Джуффин пропал, Джуффин вернулся – Макс пропал. На этот раз навсегда. Терминальность и завершённость, “подбитие хвостов”, доделывание “делов” и практически достоевская мука души в самом конце. Ну, конечно, про “достоевскость” я загнул, но само сознавание факта, что это полный конец обеда, добавляет драматизма. Однако Макс не был бы Максом, если бы не нашёл выход из самой серьёзной передряги в своей жизни, благо выход есть из всех ситуаций. Конечно, далеко не самый приятный – но лучше чем ничего. А быть “где-нибудь”, а не “черт знает где”, да ещё и с любимым человеком – пусть и не сразу – это вдвойне “лучше чем ничего”.

Вместо послесловия

Ну вот и всё. “Лабиринты Ехо”, цикл из восьми книг дочитан, и мне как обычно хочется лечь и выть. Все слова куда-то делись. Впрочем, так всегда происходит, когда я заканчиваю читать что-то такое, – я бы даже сказал, – “нечто”, в чём навсегда поселяется частица меня без возможности вернуться назад в “целое”. Произведения, без которых я не был бы “мной”, а был бы каким-то малоприятным незнакомцем, обрюзгшим и отожравшимся на попкорне стандартной литературы, и так никогда до конца и не понявший бы, чего лишился в этой жизни. Точнее, чем никогда и не обладал. Подавляющее большинство книг, прочитанных мною за жизнь, почти не отложились в памяти. Я не помню имен героев – они выветриваются из моей головы уже на второй день, и никакие умственные усилия не способны воскресить их. Да что там! Я больше чем уверен, что прямо сейчас смогу с интересом перечитывать книги месячной давности и искренне удивляться хитросплетениям сюжета. Книги для меня – это воздух. Часто ли вы концентрируетесь на обычных вдохах и выдохах? Однако стоит вдохнуть что-то необычное – и наступает кашель. С Фраем никогда такого не было. Его герои, события и мозаичные мостовые навсегда поселились в моем сердце, с первого же дня. И хоть прошло уже около тринадцати лет с момента первого знакомства с героями – они живут во мне, не угасая. Как там говорилось, с этими строками я навсегда стану “недостаточно счастливым”, понимая что часть меня уже не принадлежит этому миру, и хочется выть от тоски и жалости к самому себе, или же разбить голову о ближайшую стену в попытках обрести успокоение. Но лучше уж так, чем неведение!

(Visited 1 times, 1 visits today)

Leave A Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *