Выходные ознаменовались зубрёжкой. Перед зачётом необходимо было выучить 70 кандзи. Я выучил 60, и в целом написал лучше, чем обычно. Процесс зубрёжки, а иначе это не назвать, занял у меня почти целый день — без перерывов занимался около десяти часов. Моя голова превратилась в тыкву, сам я тоже начал потихоньку превращаться в тыкву, и если бы собрался идти на какую-нибудь вечеринку, посвящённую Хэллоуину, то костюм был бы готов. Так как меня часто спрашивают, почему японский — это боль, я решил написать этот пост, являющийся фактически продолжением этого, практически годичной давности, поста.

Почему так сложно учить кандзи?

Потому что хрен знает почему. На самом деле, по вполне конкретным причинам, которые я сейчас и сформулирую.

Многие из тех, кто начинают изучать японский язык, ломаются на хирагане и катакане. За почти два года я перевидал достаточное количество новичков на поприще языкознания, которым двести простых закорючек оказались не под силу. Выучив их спустя месяц-полтора после начала занятий я возомнил себя богом. Ведь я мог читать простые тексты, пусть и без понимания, но мог же. Потом появились кандзи и дали мне промеж глаз.

Кандзи, говорю это для тех, кто не смотрел ссылку на Википедию выше, пошли у нас из Китая, и в упрощённом варианте используются в современной японской письменности. По этой причине японские и китайские тексты на первый взгляд похожи, так как в них используются часто одинаковые закорючки. И хотя их смысл в большинстве случаев остаётся без изменения, чтение совершенно различается.

Я расскажу про японское словообразование на примере русских слов, чтобы было понятнее. Допустим, у нас есть слово “авто” и слово “вокзал”, которые имеют вполне конкретное прочтение в тексте, не изменяющееся в зависимости от того, с какими словами соединяются эти два слова, и вполне конкретную запись из заранее известных букв. То есть объединив слова в “автовокзал” мы получим вполне конкретное слово, которое вдобавок сможем прочитать и вычленить в тексте. Японский работает не так.

Если не вдаваться в подробности (слово “авто” в японском можно записать двумя кандзи) и представить, что “авто” и “вокзал” – это отдельные слова, записываемые каждое своим кандзи, то мы получим следующее: сами по себе “авто” и “вокзал” действительно будут читаться как “авто” и “вокзал”. Но если их объединить, то они будут читаться как, например “машина” и “станция”. А если объединить их соответственно, скажем, с “мастерская” и “Московский”, то читаться они будут уже “автомобиль” и “платформа”. А ещё пусть будут исключения из правил, когда эти слова читаются “повозка” и “станица”, “колесница” и “перрон”. Ну и ещё парочка вариантов. Причём правил на эти чтения как будто бы нет, и все варианты надо тупо запоминать.

Вдобавок к этому необходимо выучить, как кандзи правильно пишется (последовательность черт имеет важное значение) и заодно научиться отличать его в тексте от десятка похожих, но немного других закорючек. Не лишним будет отметить, что многие кандзи имеют одинаковые чтения. И это далеко не такие понятные нам “авто” и “станции”, а всякие “кё”, “гю”, “гюу”, “щи” и тому подобное. Застрелиться, в общем.

Не имея возможности провести параллели с каким-нибудь из известных языков, потому что, чёрт возьми, это ни на что не похоже, приходится именно запоминать путём многократного повторения. По этой причине любой незнакомый кандзи в тексте — это просто белое пятно. Его не прочитать, его смысл не угадать, разве что по окружающим словам, и о прочих чтениях можно только догадываться. В целом, в кандзи есть так называемые ключи и повторяющиеся куски, из которых можно немного судить о смысле. Скажем, в слове “банк” присутствуют кандзи “серебро” и “идти”, а в серебре, в свою очередь, можно различить кусок кандзи “золото”. Но таких примеров не очень много. И, повторюсь, даже если удалось раскрыть смысл закорючки, прочитать её не удастся.

Позитивный момент

Чем больше учишь — тем проще становится. Я не знаю, с чем это связано. Некоторые кандзи запоминаются мгновенно, некоторые же особенно отмороженные варианты не хотят запоминаться вообще. Когда учишь что-то такое, где невозможно провести параллель — приходится придумывать ассоциации самому. В этом плане человеку с воображением, наверно, будет проще учить. На этом пока всё.

(Visited 1 times, 1 visits today)

Leave A Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *